Страница ранобэ
Войти
Зарегистрироваться


Страница ранобэ

Путь Дьявола


174 006 +38   1   274   2   

Названия ранобэ:
Way of the Devil
Путь Дьявола
Автор оригинала:
Год выпуска:
2017
Язык оригинала:
Глав в переводе:
765 (13 551 тысяча символов)
Обновлено:
12 мая в 07:21
Демоны, бесы, призраки, монстры.
Погрузите слабых смертных в ужас.
Оружие богов и клинки дьяволов,
Погрузите мир в невиданное зло.

Очнувшись после очередной пьянки, Лу Шэн понял, что заперт в ловушке в мире, наводненном демонами, духами и другими сверхъестественными существами. В мире, где обычные смертные живут в постоянном страхе, неспособные сражаться со злом. Отчаянно цепляясь за жизнь, Лу Шэн неожиданно получает способность, позволяющую ему изучать навыки любого уровня, естественно, не бесплатно.
Ступив на новый путь, Лу Шэн стремиться к тому, что недоступно простым смертным, со временем осознав, что идет по Пути Дьявола.

# Антигерой, Apathetic Protagonist, Смена внешнего вида, Артефакты, Родословные, Закалка тела, Читы >>
Предыдущая глава Следующая глава

Глава 303. Родословная. (часть 1)

Глaва 303.

Рoдоcловная. (Часть 1)

— Бум! — пpежде, чем Шанъян Жо успела слишком далеко убежать, две стройные фигуры преградили ей путь.

— Tварь! Куда это ты собралась?! —  из тени выступила белоглазая женщина в густой белой вуали, закрывающей нижнюю часть лица. Взгляд этой женщины был, каким угодно, но точно не добрым.

— Жожо, вернись. Ты должна быть наказана за ошибку. Или ты хочешь, чтоб госпожа Цзюли оставила тебя здесь? — заговорила вторая женщина, с жалостью глядя на девушку.

— Я... я... — по щекам той текли слезы, тело сотрясало рыданиями. 

— Произошедшее сегодня — следствие твоего предательство. Забыла, как слила информацию о нашем построении противнику, чтобы спасти свою семью? — спросила женщина.

— Что здесь происходит? — вышел из своих покоев Лу Шэн.

Женщины опустились на колени.

— Милорд.

— Встаньте, — небрежно махнул рукой он.

Hа самом деле, он знал только об ее существовании, но никогда не встречался с Шанъян Жо лицом к лицу — это была их первая встреча. Cвидание, которое так и не состоялось, произвело на него очень нехорошее впечатление.

Oн никогда не думал, что семья Шанъян решит сделать ее своим "подарком".

Женщины, медленно поднявшись, рассказали ему о караване, который должен был безопасно отступить, но из-за предательства Шанъян Жо понес тяжелые потери.

— Жанъян Жо — всего лишь дать уважения. Вам не нужно ее жалеть. Что бы вы ни делали, она не будет сопротивляться, — спокойно сказала одна из женщин.

— Хватит. Уведите ее. — Лу Шэн махнул рукой. Для него это было равноценно тому, как если бы кто-то принес ему хомяка и сказал: "Можете делать с ним все, что угодно..."

Лу Шэн догадывался, что Шанъян Цзюли сильно недооценивает его силу. A может, он просто отличается от остальных Мастеров Божественного Оружия.

Переглянувшись, женщины быстро поймали снова попытавшуюся сбежать Шанъян Жо.

Щелк, щелк, щелк, щелк!

 Раздалось четыре громких хруста — женщина в белой вуали жестоко сломала конечности Шанъян Жо.

Последующий за этим крик был заглушен второй женщиной.

— Кинем ее в темницу. Eе родословная теперь бесполезна, у нее больше не осталось никаких достоинств. Женщины, снова поклонившись Лу Шэну, куда-то потащили Шанъян Жо.

Стоя в дверях, Лу Шэн безразлично смотрел им в спины.

 

***

 

= Южная граница. =

Угольно-черная гора, затянутая темными облаками, слабо освещалась закутанным в туман солнцем.

Солнце продолжало прятаться в густом тумане, не показывающем никаких признаков угасания.

На вершине горы, в самой глубокой части пещеры, у пруда сидела старуха в бирюзовой одежде.

Лицо старухи было покрыто могрщинами, спина нещадно согнута. Вся ее фигура излучала холодную, дикую ауру.

— Сколько лет прошло? Сколько лет...? — она схватила темно-бирюзовый меч, сделанный из нефрита. Закрыла глаза, словно силясь что-то вспомнить. — Даже сейчас я помню, как мама забрала нас из дома.

К ней подошли еще две старухи, которым на вид было около восьмидесяти лет.

При виде сестры, со скрещенными ногами сидящей на берегу пруда, лица обеих нахмурились.

— Вторая сестра, ты уверенна, что это письмо на самом деле прислали из дома? Мы являемся названными сестрами несколько сотен лет, неужели ты на самом деле собираешься оставить нас из-за этого письма?

Они были Духовными Сестрами — Тремя Ведьмами. Хотя они мало были известны на юге, силой обладали довольно внушительной. Жили сестры в темном облачном ущелье довольно давно — всегда таинственные, всегда вместе, далекие от добра или зла. Они никогда не думали, что настанет день, когда их вторая сестра — Юаньгуан Чэн, уйдет.

Юаньгуан Чэн вздохнула. Поднявшись, посмотрела на своих сестер.

— Мама не просто так прислала мне это письмо. Моя родословная пробудилась и у моей семьи, наконец, появился шанс вернуться на родину. Будь то я, моя мать или другие мои братья и сестры, мы все слишком долго ждали этой возможности.

— Но... — третья сестра хотела что-то сказать.

Однако первая, вздохнув, ее остановила:

— Не бывает праздника без конца. Вторая сестра, ты сама должна принять решение относительно своей семьи. Но помни, что бы ни случилось, в Ущелье Темного Облака тебя всегда будут ждать. Эта пещера навсегда останется твоим домом.

Юаньгуан Чэн, с трудом сдерживаясь, чтобы не заплакать, кивнула.

— Даже в этом возрасте, сестра, ты все еще такая эмоциональная... не думаю, что я не вернусь.

— Как и я, — сестры рассмеялись. — Ты ведь не сможешь вернуться просто так? А что насчет твоих наследников? Ты собираешься забрать их с собой?

— Конечно. В моем роду не так много членов, поэтому, я должна их вернуть, чтобы отдать дань уважения предкам. — Юаньгуан Чэн кивнула.

— Тогда... удачи тебе в путешествии, — выдавила из себя третья сестра.

Юаньгуан Чэн уставилась на сестер — ее глаза внезапно затуманились.

 

***

 

= Северная Граница. Приграничный город Фэншань.

Фэншань был расположен на границе Великой Сун и Хребтом Темных Облаков. Вокруг, куда доставал взгляд, стелилась пустыня — кроме авантюристов, пытающихся найти здесь сокровища, никто не рисковал сюда соваться.

Охотники охотились в горах за шкурами, а травники собирали редкие травы. Эти люди были основным источником дохода города. 

В обветшалом доме из черного камня, в захолустном городке, где проживало не более тысячи человек, в темноте сидела белолицая женщина со свободно развевающимися волосами.

В комнате царила темнота. Сюда не попадали лучи солнечного света... в ней не было даже малюсенького окна.

Лицо женщины было грязным, волосы растрепанными, но судя по фигуре, раньше она была красавицей.

*Скрип!* — Внезапно приоткрылась дверь. В комнату несмело прокрался луч белого света, коснувшись лица сидящей неподвижно женщины.

— Хлоп. — Женщина, поймав свет, поставила его перед собой.

— Это... это...?! — При виде предмета, лежащего у нее на ладони, фигура женщины затряслась. Она изо всех сил пыталась сдержать волнение. Она смотрела на него — короткий, сделанный из нефрита, меч.

К лезвию меча был привязан небольшой свиток. Осторожно сняв его и развернув, женщина начала читать.

На бумаге была только одна короткая фраза, но женщине показалось, будто у нее в голове прогремел колокол. Ее мозг начал звенеть, унося все остальные звуки на второй план.

Через некоторое время все, наконец, успокоилось. Проведя по лицу рукой, она вдруг заметила, что оно мокрое.

— После стольких лет бесцельных скитаний и боли... наконец-то... Наконец-то....

Ее звали Юаньгуан Чэсин — она была одной из трех дочерей Юаньгуан Чэн. Ее мать — Юаньгуан Чэн, была запасным семенем, давным давно рассеянным по земле семьей Юаньгуан. Точнее, запасным семенем была ее бабушка, в то время, как мать была одной из сотни родословных, расширившихся сами по себе.

Клан Юаньгуан был мощной, хоть и довольно странной семьей.

Помимо тех, кто был в прямой родословной — людей, родившихся с потенциалом, остальные были освобождены от семьи — их целью было производство потомства. Они должны были оставаться изолированными до тех пор, пока не будет достигнуто определенное количество пробужденных наследников, после чего семья призовет их обратно для дальнейшего развития.

Ее мать, Юаньгуан Чэн, была одной из многих наследниц, оставленных ее бабушкой в Великой Сун.

Юаньгуан Чэсин была так взволнована — ее мать — Юаньгуан Чэн, пробудилась, а это значило, что ее наследники имели шанс поднятся на вершину, над сотнями других братьев и сестер, и вернуться в основную семью. Эта мучительная, бессмысленная жизнь, наконец, закончилась.

— Шшшш. — нефритовый меч внезапно раскололся и исчез, сгорев в голубом пламени.

Юаньгуан Чэсин смотрела на это ошарашенным взглядом.

— Десять лет... прошло десять лет... мои дети, должно быть, уже совсем взрослые…

То, как они производили на свет потомство, не было обычным рождением детей. Вместо этого, они крали не рожденных детей других семей.

У семьи Юаньгуан была секретная техника, которая могла изменять кровь еще нерожденного ребенка без каких бы то ни было следов. Таким образом, они могли влить свою кровь в любого ребенка, сделав его одним из своих.

С помощью этого секретного искусства, они могли произвести огромное количество наследников. Это не сильно им вредило, но наносило непоправимый вред биологической матери ребенка.

За несколько десятков лет Юаньгуан Чэсин только четыре раза использовала свое секретное искусство, да и то вынужденно.

Она была добрым человеком, и даже четырехкратное использование секретного искусства, заставило ее страдать от вины. В конце концов, она сдалась и спряталась в этом уединенном горном городе, собираясь прожить здесь остаток своей жизни. Кто мог подумать, что жизнь преподнесет ей такой сюрприз.

Ее мать каким-то образом сумела победить сотни других наследников и успешно пробудить свою родословную, достигнув порога, которого требовало пробуждение.

Сердце Юаньгуан Чэсин одновременно наполнилось и чувством вины и радостью.

Она чувствовала себя виноватой перед четырьмя семьями, у которых при помощи секретного искусства украла сыновей и дочерей, наполнив их своей кровью. Как она все это могла объяснить своим сыновьям и дочерям? Простят ли они ее? Вернуться ли к ней?

Она не знала, как другие справляются с этой проблемой, но у нее вообще не было решения.

Медленно поднявшись, Юаньгуан Чэсин зажгла лампу.

Комната осветилось тусклым желтым светом. Подойдя к кровати и забравшись под нее, постучала по каменному полу.

— Свист! — На полу появилась зеленая светящаяся точка. Часть каменной плиты медленно поднялась.

Достав из тайника коробку, Юаньгуан Чэсин осторожно ее открыла.

На красном шелковом листе лежал небольшой листок с четырьмя написанными на нем именами.

При виде этих четырех имен лицо Юаньгуан Чэсин побледнело. Она прикусила губу. В глазах отразилась вина, усталось, сожаление и масса других сложных эмоций. 

Среди четырех имен особо выделялось одно — Сунь Ян из семьи Лу.

 

***

 

Лу Шэн еще несколько дней оставался в Алом Кипящем Дворце — до тех пор, пока не достиг соглашения с Шанъян Цзюли и тремя другими руководителями. После вернулся в секту Дьявольского Начала, чтобы подготовиться к поездке в Леин.

Неожиданностью стало пришедшее с севера письмо, доставленное посыльным семьи Шанъян.

На затянутой черным туманом базе секты Дьявольского Начала ночью царила тишина.

Лу Шэн стоял перед своей пещерой. Шагнув внутрь, зажег свечу и начал читать.

Письмо было написано его отцом. Прочитанное заставило Лу Шэна нахмуриться.

— Как такое могло произойти...? — он временами сам сомневался в своем происхождении, но это… 

Несмотря на то, что это тело от природы было бездарным и посредственным, осколок родословной в нем все же был, что подтверждала возможность культивации секретных искусств секты Дьявольского Начала. 

Осколок силы был, но такой слабый, что вероятно, исчез бы в следующем поколении — с его помощью вряд ли можно было зажечь что-то большее, чем трубку с табаком.

PS: Для участников группы в вк главы буду открывать с небольшим опережением)



Показать комментарии (будут показаны 1 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх