Страница ранобэ
Войти
Зарегистрироваться


Страница ранобэ

Легенда о Рыцаре Солнца


805 +6   0   13   0   

Названия ранобэ:
The Legend of Sun Knight
吾命骑士
Легенда о Рыцаре Солнца
Автор оригинала:
Год выпуска:
2010
Язык оригинала:
Глав в переводе:
85 (2 585 тысяч символов)
Обновлено:
13 сентября в 15:15
Я рыцарь. Если быть точнее, то я Рыцарь Солнца Церкви Бога Света, которая является одной из трех самых распространенных религий в мире.
Как известно всему континенту, основными представителями этой Церкви являются Двенадцать Священных Рыцарей, каждый из которых обладает уникальным характером и внешностью.
Чтобы носить титул Рыцаря Солнца, ты должен обладать золотистого цвета волосами, голубыми глазами, сострадательным сердцем и лучезарной улыбкой.
— Благожелательный Бог Света простит вам ваши грехи, — эта фраза одна из тех, что я, как Рыцарь Солнца, обязан повторять, как заведённый, бессчётное множество раз.
Однако на самом деле мне безумно хочется встать перед континентом и закричать во весь голос:
— Да будь проклято это ваше «как известно всему континенту»! Я, Рыцарь Солнца, ненавижу улыбаться! Я не желаю прощать грехи всяких отбросов общества! И я хочу использовать грязные слова в своей речи!
Но, к несчастью, и по сей день я продолжаю с улыбкой повторять:
— Благожелательный Бог Света простит вам ваши грехи.

# Адаптировано в маньхуа, Потеря памяти, Антигерой, Смена внешнего вида, Предательство, Братство, Беззаботный протагонист >>
Предыдущая глава Следующая глава

Том 2: Обязанность №6: Посещать различного рода церемонии


Просидев вместе с Роландом за выпивкой до глубокой ночи, я узнал кое-что новое...

Даже Лорд Смерти может опьянеть.

Впрочем, мне повезло, что это так. Если бы этого не случилось, то я не смог бы расплатиться за нашу выпивку позволив хозяйке заведения и официанткам облапать тело этого привлекательного молодого человека–— То есть, нет! Я хотел сказать, что не смог бы использовать труп этого привлекательного человека, чтобы оплатить счет.

Я даже не предполагал, что одна бутылка спиртного может стоить настолько дорого! Я чуть не упал в обморок, когда увидел наш счет, но в тоже время почувствовал, что мне невероятно повезло––Сегодня днем, когда я пил с Ильей, я ушел не расплатившись за вино.

Из-за того, что мы просидели в таверне до глубокой ночи, позволяя хозяйке с официантками неоднократно трогать Роланда где им вздумается, мне пришлось тащить бездыханный труп обратно к дому Пинк.

К тому моменту, как я приволок его обратно и вернулся в Церковь, наступило уже следующее утро.

Едва переступив порог Церкви, не успев даже всполоснуть лицо и вздремнуть, я был схвачен Бурей, который тут же оттащил меня в угол и, с подозрением глядя на меня, произнес:

— Тебя ждет гость.

Гость? И почему Буря говорит таким странным тоном? Складывается такое впечатление, будто бы я сбежал на тайное свидание с любовницей и был застукан в процессе…? Я невиновен! Я всего лишь втихаря пил с трупом в таверне, у меня нет никаких интрижек!

Хоть в голове у меня и роилась тысяча вопросов, я все же улыбнулся и спросил:


— Могу ли я узнать у моего брата Бури, в какой приемной расположился наш гость?

— Да как же она может быть в приемной? — Буря закачал головой.

— Не в приемной? — некое подобие подозрение не могло не появиться на моем лице.

Похоже, будучи удовлетворенным, что мое лицо показали какую-то другую эмоцию кроме улыбки, Буря поманил меня рукой:

— Иди за мной.

Спустя некоторое время мы остановились перед довольно отдаленной и редко посещаемой молельной комнатой. По логике это место предназначалось для того, чтобы священные рыцари могли спокойно и в тишине помолиться. Однако на деле это место чаще всего использовалось для различного рода шумных посиделок в духе «а давайте-ка устроим здесь пикничок».

Едва войдя в комнату, я тут же понял, почему мы не могли встретиться в приемной––ведь это как-никак публичное место. А она не была тем человеком, который мог по собственному желанию приходить в общественные места.

Ей оказалась единственная и неповторимая принцесса нашего королевства!

Я не мог не похвалить про себя принцессу за то, как четко и оперативно она вела свои дела. Илья не далее чем вчера явился обратно в стельку пьяным, а уже этим утром она собственной персоной пришла к моему порогу.

Развернувшись к Буре, я произнес:

— Брат Буря, надеюсь, ты не будешь против оставить нас наедине ненадолго?

После моих слов Буря неохотно последовал в сторону выхода, все еще внимательно и с неприкрытым любопытством оглядываясь на нас.

— Илья рассказал мне о твоем плане, но я не стану тебе помогать, — в лоб заявила принцесса. Оглядывая меня презрительным взглядом, она продолжила. — Ты, должно быть, решил, что брат насильно выдает меня замуж за Сына Бога Войны, я права? Так вот, что я тебе скажу, ты ошибаешься! Брат все со мной обсудил заранее и я согласилась. Как принцесса этого королевства, я обязана пожертвовать собой во имя его процветания.

— Прошу прощения, Ваше Королевское Высочество, но между нами, как видимо, возникло некоторое недопонимание, — с улыбкой произнес я. — Вашему Высочеству следует знать, что я никогда бы не сделал ничего, что могло бы навредить Рыцарю Ада. Это обещание, которое я однажды дал Богу Света. Защищать всех священный рыцарей.

Услышав мои слова, принцесса выглядела удивленной. Она уставилась на меня подозрительным взглядом, явно сомневаясь в правдивости моих слов.

— Однако даже если я лично не стану ничего делать, это не значит, что Папа относится к священным рыцарям как к своим братьям. Он не станет проявлять милосердие к тем, чье существование несет в себе угрозу Церкви. Вы должно быть уже знаете, что у меня с Папой очень непростые отношения, и он не станет снисходительным к своим врагам лишь ради меня. Ну а что касается меня, то я не смогу находиться с Ильей 24/7. Так что, если даже вы, Ваше Королевское Высочество, уедете в другую страну, так кто же, позвольте вас спросить, сможет защитить Илью?

Услышав эти слова, лицо принцессы дрогнуло, потеряв ту былую непоколебимую уверенность. Теперь я мог с уверенностью сказать, что мы на пути к согласию. Даже если принцесса и была готова принести себя в жертву, я сильно сомневаюсь, что она готова пожертвовать и своим возлюбленным.

Некоторое время принцесса выглядела неуверенно, но неожиданно со злостью воскликнула:

— Да как ты посмел угрожать мне жизнью Ильи? Представитель Бога Света? Вот уж нет, ты самый настоящий представитель подлецов и лицемеров! Братец Солнце был прав!

Братец Солнце? Немного призадумавшись, я догадался. Под братцем Солнцем принцесса подразумевала моего учителя. У него были довольно теплые взаимоотношения с королевской семьей, поэтому принцесса обращалась к нему именно таким образом. Хотя, если судить по возрасту, то он должен был бы быть дядей, но учитель никогда не позволял использовать какое-либо более взрослое обращение, чем «брат», при общении с ним…

Немного поколебавшись, я все же спросил:

— И что же рассказывал вам мой учитель?

Бросив на меня свой холодный взгляд, принцесса начала пересказывать их диалог.

— Что из себя представляет мой ученик? Хмм, в целом он хороший человек…если, правда, ты не решишь пойти против него.

— И что же случиться, если кто-то пойдет против него?

— Хмм, ты все еще будешь считать его хорошим человеком, но в то же время у тебя начнут возникать вопросы в духе «Почему же мне в последнее время так не везет?» Взявшись за одно дело, умудришься завалить два. Попробовав холодный суп, непременно обожжешься. Взяв в рот кашу, обязательно подавишься костью. Пройдя по коридору дворца, наступишь на коровью какашку…

— Но разве можно обжечься холодным супом? Откуда в каше вообще взялись кости? Как коровья какашка очутилась посреди коридора королевского дворца?

— Посему, мой ученик в целом хороший человек. Если, конечно, ты не перешел ему дорогу.

— Ты никакой не идеальный Рыцарь Солнца! Ты отвратительный, самовлюбленный, вероломный человек! Даже твой учитель думает так же! — яростно заявила принцесса.

Мой учитель! Его примеры были просто ужасными. Я бы никогда не сделал что-то столь же очевидного, как обжигание кого-то холодным супом!

— Ваше Королевское Высочество, даже если я самовлюбленный, вы правда считаете, что у меня не может возникнуть собственного желания позволить Аду быть с женщиной, что он любит? — спросил я нахмурившись.

Глянув на меня презрительным взглядом, принцесса саркастически заявила:

— Даже не думай, что я поверю, будто бы ты действительно делаешь все это ради блага Ильи.

Я усмехнулся:

— Хоть Илья и является одним из Двенадцати Священных Рыцарей, его личность не может быть раскрыта. Таким образом, он не более чем обычный королевский рыцарь. А уж вы-то знаете насколько сложно обычному рыцарю получить руку принцессы в браке, — после этого я саркастически продолжил. — Но, по правде говоря, вместо того, чтобы искать способ свести вас с королевским рыцарем, я мог бы сам сразиться с Сыном Бога Войны за вашу руку и сделать вас своей. Не говоря уже о том, что это куда как проще! Ведь я как-никак глава Священного Храма, представитель Бога Света.

После этих слов лицо принцессы помрачнело, а губы сомкнулись в тонкую прямую линию.

— И, если я выиграю, я не только стану частью королевской семьи, но и, так как у короля все еще нет сына, мой ребенок мог бы даже иметь возможность стать следующим королем. Разве что-то может быть прекрасней? Как в целом хороший человек, неужели я настолько глуп, чтобы отдавать подобный шанс Илье, ломая при этом себе голову над способом воплотить это желание в жизнь?

Отчасти серьезно, отчасти наигранно разозлившись, я отвернулся он принцессы, краем глаза наблюдая за ее реакцией.

Она все еще с подозрением смотрела на меня, но какое-то время не произносила ни слова. Видимо не сумев найти убедительного объяснения, она спросила немного более мягким тоном:

— Тогда почему ты помогаешь нам? Разве своими действиями мы не идем против тебя?

Я тут же возразил:

— Вы не сделали ничего против меня! Хоть Илья и заявил, что не желает быть Рыцарем Ада, он не угрожает Церкви. Даже если принцесса желает обручиться с Сыном Бога Войны, это не что иное, как план принца. Более того, даже если это все и затея принца, учитывая то, насколько упал престиж королевской семьи и насколько популярна и сильна сейчас Церковь, как король, он обязан задумываться над способами того, как повысить популярность королевской семьи. Подобные решения не могут считаться«действиями против меня».

Теперь принцесса, похоже, окончательно запуталась. Сейчас она была больше похоже на маленькую озадаченную девочку, чем на великую и всемогущую принцессу.

Удовлетворенный занятным зрелищем, я произнес:

— Вы может и слышали, как мой учитель намекал вам никогда не переходить мне дорогу, но все же забыли уточнить, что именно попадает под эту категорию.

— Тогда, что же можно считать «действиями против вас»? — не получив ответ на свой вопрос, принцесса вдруг начала говорить заигрывающим тоном. — Ну же, скажи! Только если ты скажешь мне я смогу уберечь себя от действий, которые могли бы разозлить тебя!

Когда со мной начала заигрывать принцесса, которая была значительно старше меня по возрасту, по моей спине пробежали мурашки. В тот же миг я вспомнил хороший пример совершения действий против меня. Фыркнув, я заявил:

— В таком случае, вот вам пример: не так давно, один урод попытался не только убить моего вице-капитана, но и увести женщину у моего собрата. Да он явно не воспринимает меня, Рыцаря Солнца, всерьез! Если я не заставлю его сполна заплатить за все, что он сделал, то напишу свое имя собственной кровью и задом наперед!

***

Наш принц был и в самом деле достоин высших похвал. Наконец, наступил долгожданный день его коронации, но не было ни малейшего признака того, что он злоупотребляет властью или купается в роскоши.

Хоть это и был день коронации, в замке так и не появилось никаких дополнительных украшений. Только самые наблюдательные могли заметить, что старые ковры были заменены на новые…или же их просто вычистили?

Ходили слухи, что начальник протокола был возмущен, насколько бережливым был наш кронпринц и даже пошел к нему, чтобы высказать ему свое недовольство. Но единственным, что на этот счет возразил принц, было «Отец долгие годы украшал и декорировал замок. Он и так выглядит достаточно пышно». Это раз и навсегда заткнуло рот начальнику протокола.

Не удивительно, что принцесса была готова выйти замуж за мужчину, которого она не любит. Ее брат настолько бескорыстный, что она просто не посмела заявить, что у нее уже есть возлюбленный и поэтому она не желает выходить замуж за другого, ведь так?

Более того, во время церемонии я к собственному недовольству обнаружил, что Сын Бога Войны, который стоял ровно напротив меня, оказался довольно-таки привлекательным молодым человеком. Как лидера воинов, я представлял себе его как крупного, высокого, мускулистого мужчину с копной нечесаных волос на голове и в неряшливой одежде… Но я ошибался.

Он и впрямь был крупным, высоким и мускулистым, но не чрезмерно мускулистым. Так же, видя, как быстро он передвигается по залу, становилось ясно, что он не из тех людей, что опираются лишь на силу в бою. Он так же был быстрым и ловким. Я уж не говорю об этих черных кудрявых волосах, что делали его похожим на пантеру: грациозную, быструю и очень опасную. Неудивительно, что Адаир проиграл ему на дуэли, едва не потеряв и свою жизнь заодно.

Глядя на то, как дамы бросают томные взгляды в сторону Сына Бога Войны, любой мог бы сразу сказать, что он был довольно популярен среди девушек… Возможно, кронпринц действительно считал, что из него получится достойный супруг, и поэтому решился выдать за него свою младшую сестру. Разумеется, ему было невдомек, что все мысли его сестренки были о другом мужчине.

Возвращаясь к самой церемонии, должен подметить, что, несмотря на то, что она не была особо пышной, она все же протекала в достаточно торжественной обстановке. Еще более важным фактором было то, что все без исключения с нетерпением ждали этого дня, ведь коронация принца так же означала, что кое-кто наконец-то покинет свой трон.

Как только король передал корону Папе, а Папа в свою очередь водрузил ее на голову принца, объявляя его новым королем, на лицах многих из присутствующих мелькнуло выражение искреннего облегчения.

Пожалуй, я был единственным, кто сейчас не знал плакать ему или смеяться. Ведь, даже при том, что действия предыдущего короля-свина порой вызывали в людях жгучее желание пырнуть его клинком… По правде говоря, иметь дело с королем, что столь же глуп, как и свинья, было не так уж сложно, особенно если сравнивать его с новым королем, который, вероятнее всего, окажется тигром в свиной шкуре.

[Выражение аналогичное русскому «волк в овечьей шкуре»]

Я глубоко вздохнул. Похоже, что дни, в которых мне приходилось сдерживать «истинную свинью», завершились. Этот же день можно считать отправной точкой в моих долгих сражениях с «поддельной свиньей». Могулишь надеяться, что тигр не сожрет меня…

Пока я находился в трауре, прощаясь со своими «счастливыми деньками», все представители других королевств по очереди преподносили новому королю свои дары. Зеркало в полный рост, инкрустированное драгоценными камнями, Целый набор украшений, инкрустированных драгоценными камнями, меч, инкрустированный драгоценными камнями…

Но, серьезно, хоть все эти дары, инкрустированные драгоценными камнями, и были очень дорогими, не один из них нельзя было назвать поистине ценным подарком. Вообще-то, подарки ко дню рождения короля-свина были куда лучше этих. Но, опять-таки, это не из-за того, что прочие королевства были жадными. В подобных мероприятиях, от которых зависела репутация их королевства, у них не было возможности быть жадными.

Истинной причиной, как видимо, являлось то, что времени между объявлением о назначенной церемонии и самой церемонией было слишком мало, если точнее, то менее трех месяцев. Те королевства, что находились дальше всего, скорее всего, были вынуждены отправить своих представителей в тот же день, как получили весть, просто чтобы поспеть к церемонии. В столь короткий промежуток времени, я сомневаюсь, что они успели подготовить действительно представительный дар.

Но, хоть и преподнесенные подарки и не были такими уж впечатляющими, король вовсе не выглядел расстроенным. Напротив, он улыбался невероятно счастливой улыбкой.

Неужели… Неожиданно для меня все встало на свои места. Неужели этот поддельный свин сделал это нарочно! В конце концов, пока его отец сидел на престоле и тратил деньги словно воду, казна королевства, должно быть, опустела более чем наполовину.

Если все королевства преподнесут ему действительно ценные дары, то эти бесценные сокровища никак нельзя будет продать на рынке. Если кто-то раскопает тот факт, что подаренные королю сокровища очутились на рынке, то этому могут быть лишь два объяснения. Первым будет возможность того, что сокровищница королевства Забытого Звука была ограблена. А вторым, и худшим, вариантом может быть то, что король королевства Забытого Звука самолично продал эти бесценные сокровища.

Неважно, какой из вариантов окажется верным, репутация королевства будет загублена.

Но, так как времени до церемонии было крайне мало, ни одному из других королевств не удалось вовремя отыскать ценного дара. Поэтому все подарки представляли из себя нечто инкрустированное драгоценными камнями или же сделанное из чистого золота. Таким образом, все, что нужно было сделать королю, это выковырить все драгоценные камни, а все золотые изделия переплавить в золотые слитки, после чего продать их, и никто ничего не заподозрит.

Кронпринц––Нет! Как истинный поддельный король-свин, ты проявил свою невероятную смекалку. Если бы мы не были соперниками, я бы приклонился перед тобой в знак моего искреннего восхищения перед твоей безукоризненной тактикой зарабатывания денег. Если бы я рассказал об этом Папе, который любит деньги ничуть не меньше меня, возможно, даже сам Папа пожелал бы назвать тебя своим братом!

Наконец, Сын Бога Войны подал знак рукой, и двое из стоявших позади него воинов вынесли на всеобщее обозрение их дар королю.

Им был щит, но было довольно очевидно, что, если бы кому-то все же пришло в голову действительно использовать этот щит для защиты от нападения, то, вероятнее всего, ни один их соперник так и не посмел бы атаковать его, ведь люди не имеют привычки махать мечом в сторону щита, поверхность которого полностью усыпана бриллиантами. Пожалуй, я был бы первым в очереди, чтобы убить такого расточительного человека. Даже один самый маленький бриллиантик, который я мог бы отковырнуть с его поверхности, мог бы смело сравниться со всей моей зарплатой за все двадцать лет моей последующей службы!

Кивнув головой в знак благодарности, глаза новоиспеченного короля засияли светом, что отражался от поверхности бриллиантов. Даже его улыбка стала шире. Заметив это, Сын Бога Войны гордо объявил:

— Это щит, что был создан совместными усилиями магов, ювелиров и кузнецов.Изображение герба королевства Забытого Звука выложено бриллиантами в центре, а окружают его зачарованные драгоценные камни, что инкрустированы в поверхность щита в виде заклинания, что позволяет отражать вражескую магию. Так же, его физическая крепость не вызывает сомнений. Даже огромный топор не сумеет повредить его!

Все в зале выглядели шокированными после подобного величественного описания. Этот подарок можно было бы отнести к наиболее ценным дарам сегодняшнего дня.

Но я лишь фыркнул себя под нос, ведь я прекрасно понимал, что поддельный король-свин уж скорее выставит перед собой своего самого доверенного рыцаря для отражения атаки, нежели даст возможность хотя бы малейшему кусочку отколоться от этого щита.

— Храните его бережно, — с этими словами король обратился к стражникам, что стояли подле него. За весь день это был первый случай, когда король, после получения подарка, произнес что-то, вместо простых благодарственных кивков и улыбок.

Удовлетворившись тем, с какой осторожностью стража унесла щит, Сын Бога Войны повернулся в мою сторону и произнес свой провокационный вопрос:

— Мы, Монастырь Бога Войны, проявили свое уважение к Его Величеству. Нам любопытно, что Церковь Бога Света преподнесет Его Величеству, дабы поздравить его с коронацией?

Пройдя к центру красного ковра, что тянулся ровно посреди зала, и остановившись всего в двух шагах от Сына Бога Войны, я достал небольшой браслет. Браслет был сделан из золотистого полупрозрачного материала, слегка напоминающего стекло. Оно было составлено из восемнадцати небольших шариков и одного большого шарика, при этом на все стеклянные шарики были нанесены узоры в виде роз. Без сомнения, браслет был довольно элегантным, но не имел ничего общего со словами «дорогой» или «сокровище».

Поклонившись королю, я смиренно произнес:

— У Солнца нет никаких поистине ценных вещей. Все что мы можем предложить, это этот стеклянный браслет с узором из роз, что получил благословление Бога Света.

Король, сохраняя свою улыбку, вежливо кивнул в знак признательности, что касается Сына Бога Войны, то тот просто напросто разразился громким и вызывающим смехом. Прочие же присутствующие напротив, нахмурились. Признаю, этот подарок казался уж слишком дешевым.

После небольшой паузы я с улыбкой продолжил:

— Под покровительством Бога Света, Его Величество сохранит здоровье на всем протяжении его жизни. Однако, если Его Величество все же будет ранен, то, разбив один из маленьких стеклянных шариков с узором в виде розы, Его Величество получит благословление Бога Света эквивалентное одному высокоуровневому лечащему заклинанию. Что касается самой крупной жемчужины, то ее благословление будет сопоставимо с эффектом высочайшего, финального лечащего заклинания.

Услышав мое пояснение, королю стоило больших усилий удержать в узде свое удивление и желание. Он тут же прошептал что-то одному из своих доверенных рыцарей, и тот тут же вышел вперед, чтобы забрать у меня браслет со стеклянными шариками и передать его в руки королю. Покрутив его в руках, он, недолго думая, нацепил его себе на запястье, не обращая внимания на недовольное выражение лица Сына Бога Войны.

Улыбаясь, я про себя подумал. Даже если это вещь, подаренная мной, король все равно доволен!

Ведь для человека, кто в своих руках держит власть над целым королевством, самым большим вечным страхом будет возможность быть убитым.

А ношение этого браслета приравнивается к постоянному присутствию рядом с собой целителя, способного в одночасье сотворить восемнадцать высокоуровневых и одно финальное лечащее заклинание. Не говоря уже о том, что врагу не удастся подкупить его или же убить первым, что чаще всего и делают с целителями. Приняв все во внимание, с чего бы ему не надеть спасительные стеклянные шарики сразу же?

Да и к тому же, далеко не каждый целитель способен создать подобные спасительные жемчужины! Для создания лишь одного маленького стеклянного шарика с узором в виде роз необходимо произнести тридцать высокоуровневых лечащих заклинаний, что же касается большого…

Не то, что бы я пожадничал, и поэтому подарил ему лишь один, просто это единственный успешный экземпляр.

Даже для меня, тело которого настолько наполнено элементом света, что он разве что из ушей не бьет, я могу произнести лишь приблизительно десять высокоуровневых заклинаний в день. Так что создание этого браслета заняло у меня больше месяца… Не так-то просто наскрести из моих пенсионных накоплений сумму на достойный подарок королю, знаете ли!

— Капитан Солнце! — священный рыцарь подбежал ко мне и тихо прошептал на ухо. — В городе буйствуют несколько некромантов и парочка нежити.

Сохранив свою улыбку, даже услышав этот доклад, я заметил, что Сын Бога Войны улыбается мне, и, естественно, я улыбнулся ему в ответ… Ах ты ж козел, посмел устроить саботаж!

Ни за что не поверю, что помимо Пинк, с которой у нас контракт, найдется еще хоть один некромант, рискнувший явиться в город Свежего Листа, оплот Церкви Бога Света. Не то чтобы у них было полно лишней нежити, чтобы помочь тренировать наших священных рыцарей и целителей.

Сто пудов это проделки Монастыря Бога Войны!

Как известно всему континенту, единственной вещью, что я люто ненавижу, является нежить. Если хоть один представитель нежити явится сюда, мне придется попросить прощения у короля и помчаться к пресловутой нежити. Ну а затем Монастырь Бога Войны сможет беспрепятственно попросить руки принцессы в браке, использовать знать для достижения своих целей и так далее и тому подобное.

— Некроманты посмели привести с собой нежить в город Свежего Листа, что несет на себе благословление Бога Света? — вопросил я резким тоном. — Это абсолютно неприемлемо! Передай моему отряду Рыцаря Солнца, чтобы те сразили тех темных созданий, что лишены благословления Бога Света. Полагаю, мой отряд уже достаточно долго бездельничал. Пришло время им вновь взять в руки свои клинки и преступить к тренировкам, дабы убедиться, что они остаются стойкими защитниками нашего города Свежего Листа.

— Понял, — священный рыцарь тут же кивнул головой и умчался прочь со своим поручением.

Сын Бога Войны медленно произнес:

— Рыцарь Солнца, сегодня такой ответственный день. Раз уж нежить посмела явиться в город в такой важный день, не следует ли тебе лично проконтролировать их уничтожение?

— Не стоит беспокоиться. Сегодня день коронации нового короля, а так же день, когда Бог Света благословляет нас свои сиянием. Что касается тех представителей нежити, то им не представится возможности искупаться в лучах благожелательного света. Тем самым, моему отряду, вне всякого сомнения, удастся уничтожить их, — с уверенностью заявил я.

Хе-хе, да какие тут могут быть беспокойства?

Монастырь Бога Войны не привык иметь дела с нежитью. Сомневаюсь, что они рискнули бы отыскать действительно могучих некромантов, способных и в самом деле принести нам неприятности. Да и по-настоящему сильные некроманты едва ли стали бы заниматься подобными мелкими вредительствами… Ну, разве что, если они похожи на Пинк, то в таком случае они могли бы сделать это чисто из-за скуки. Но чтобы объявился еще один некромант вроде Пинк… Боюсь она уникальна в своем роде.

Поэтому, я был полностью уверен, что бегающая по городу нежить дело рук Монастыря Бога Войны и никак не связанна с планами Его Величества. Ведь королевство Забытого Звука испокон веков исповедовало верование в Бога Света, поэтому население королевства страстно противостоит всему, что имеет что-либо общее с нежитью или элементом тьмы. Не думаю, что король сейчас доволен выходкой Монастыря Бога Войны. Да даже если принять во внимание то, что король не счел нужным лично попросить меня уничтожить нежить, я смог догадаться, что короля действия Монастыря Бога Войны порядком раздражали.

Поняв, что ему так и не удастся выпроводить меня, Сын Бога Войны перешел к основному вопросу:

— Ваше Величество, сегодня Монастырь Бога Войны прибыл не только для того, чтобы поздравить вас с восхождением на престол, но так же получить ваше благословление.

Подыгрывая ему, король с любопытством вопросил:

— Неужто? И в чем же?

Тут Сын Бога Войны перевел свой взгляд на принцессу:

— Я слышал, что принцесса не только умна, но и прекрасна, что вызвало во мне чувство восхищения ею. Сегодня же, впервые увидев ее, я не только убедился в правдивости того, что я он ней слышал, но и осознал, что она куда более красивая женщина, чем о ней говорят, что лишь подтвердило мое желание сделать ее своей невестой.

Если сравнивать речь Сына Бога Войны со стандартным этикетом необходимым чтобы сделать предложение члену королевской семьи, то его слова были излишне прямолинейны. Однако воины Монастыря Бога Войны всегда славились своей прямотой, четко и ясно излагая свои желания словом или действием, так что никто не мог обвинить его в поспешности.

В тот же миг целая группа воинов начала вносить в зал сундуки один за другим. Как только Сын Бога Войны открыл один из них, комната тут же осветилась сиянием сундука, что был доверху набит золотом и драгоценными камнями.

— Ну а это приданное, — пояснил он.

Каждый представитель знати начал оценивающе разглядывать выражение лица короля и, не найдя на нем никаких признаков неодобрения, осознал, что тот с самого начала имел желание выдать свою сестру за Сына Бога Войны. Поэтому, все тут же начали поздравлять их и благословлять на счастливый брак. Некоторые даже начали кидаться комплиментами, говоря, что из них получится великолепная молодая пара.

— Прошу вас, погодите! — воскликнул я. Пока все пребывали в замешательстве, я тем временем приклонил колено и искренне произнес. — Я, Солнце, также испытываю чувства по отношению к Ее Высочеству. Я смею надеяться и просить Его Величество дать мне шанс выиграть руку Ее Высочества в браке, в виду моих искренних и чистосердечных чувств по отношении к Ее Высочеству.

Произнесенные мною слова тут же привели к небольшому беспорядку среди знати, что стояла вокруг меня, даже король выглядел шокированным. Двенадцать Священных Рыцарей уставились на меня с недоумением, словно бы вместо своего Рыцаря Солнца увидели какого-то чудика.

— Невероятно! А я-то думал, что первым, кому Солнце сделает предложение, будет статуя Бога Света! — с недоверием произнес Буря. Все прочие из числа Двенадцати Священных Рыцарей согласно закивали, кроме Кары. Вот что я называю «настоящий друг». Он отлично меня понимал!

Заметив на себе мой взгляд, он похлопал Льда по плечу, после чего приподнял свою бровь, словно бы желая сказать «А я думал, что первым, кому ты сделаешь предложение, будет Лед».

Прежде чем король успел среагировать и ответить, Сын Бога Войны гневно повернулся в мою сторону и проревел:

— Ах ты ж, урод!

Один из графов, что стоял неподалеку, тут же помчался к Сыну Бога Войны, чтобы не дать ему возможность сказать еще что-нибудь неуважительное в мой адрес на глазах у всех. Успокоив Сына Бога Войны, он повернулся ко мне с улыбкой и спросил:

— Рыцарь Солнца, раз уж вы делаете предложение, вы, должно бы, и приданное уже приготовили, я прав?

Услышав это, к Сыну Бога Войны снова вернулось его самообладание.

— Без приданного, все твои слова не более чем попытка устроить здесь балаган! — добавил он.

— У Солнца нет ничего особенного. Все что я могу предложить, это вновь передать вам благословение Бога Света как знак моей любви к Ее Высочеству.

С этими словами я достал еще один браслет со стеклянными шариками. Правда этот браслет сделал не я. У меня действительно не было возможности, чтобы сварганить два подобных браслета за столь короткий промежуток времени. Так что, вместо этого, я научил Папу создавать подобные жемчужинки с условием, что он отдаст мне сто восемь из них в качестве «платы за обучение».

Глаза короля зажглись при взгляде на этот браслет. Он что-то тихо проворчал, после чего затих с озадаченным выражением лица. Из того что я видел, я мог заключить, что король вероятно пытается найти способ не позволить мне заполучить руку его сестры при этом все же заполучив столь желанный браслет.

Горько выдохнув––вероятно потому, что ему не удалось придумать способ прикарманить жемчужинки––он повернулся к своей сестре и спросил:

— Они оба достойные молодые люди! Принцесса, похоже, что их намеренья по отношению к тебе абсолютно серьезны, а что ты думаешь?

По замыслу короля, принцесса должна была немного посмущаться прежде чем бросить неловкий взгляд в сторону Сына Бога Войны. Но, естественно, предсказания обычного человека не могут сравниться с предсказаниями самого Бога Света. Принцесса хранила молчание, но и не смотрела ни на кого из нас. Вместо этого из-за ее спины выпрыгнул королевский рыцарь––Илья.

Преклонив колено перед королем, он воскликнул:

— Ваше Величество, я тот, кто действительно испытывает серьезные чувства по отношению к Ее Высочеству! Мы с Ее Высочеством по-настоящему влюблены друг в друга!

Услышал подобное заявление, все тут же повернули голову в сторону принцессы. Однако, принцесса не спешила с возражениями. А, принимая во внимание ее статус, молчание приравнивается к согласию.

Тут же среди публики началось волнение. Сложившаяся ситуация была просто неслыханной. Раньше принцессе не поступало никаких предложений, с чего же теперь они вдруг все разом ломанулись? Да что же это вообще за ситуация такая?

Было понятно, что король не ожидал такого поворота событий. Он пораженно замер ненадолго, прежде чем повернуться и уставиться прямо на меня.

Ваши Величество, вы так сообразительны. Хоть за всем этим действительно стою я, не нужно столь пристально на меня таращиться. Я быстренько сменил свое изумленное выражение лица на озадаченное прежде чем встретиться взглядом с королем, словно бы не понимал, с чего это он так на меня уставился. Увидя мою реакцию, он затем бросил взгляд на Илью, после чего нахмурился.

Два доверенных рыцаря, что все это время стояли позади короля, тут же выскочили вперед. Рыцарь, что был помладше, примерно в районе тридцати лет, тут же начал отчитывать Илью:

— Илья, хватить валять дурака! Ты не можешь взять Ее Высочество в жены!

Илья же, игнорируя слова младшего из доверенных рыцарей короля, повернул голову в сторону старшего доверенного рыцаря с пристыженным и кающимся выражением на его лице. Однако, старший доверенный рыцарь сделал лишь глубокий вздох и не стал выговаривать его.

Буря тихим шепотом произнес мне на ухо:

— Хоть тот старший доверенный рыцарь и не является его настоящим учителем, но, так как он благоволит Илье, он многому его обучил. Можно сказать, что он для Ильи словно второй учитель.

Я кивнул, напрягая все свои мышцы лица, чтобы не улыбнуться. Ха-ха-ха! Я и не подозревал, что между ними существует такая крепкая связь. Теперь шансы Ильи гораздо выше.

— Не могу поверить, что Илья оказался настолько смелым … Но, что поражает даже сильнее этого, это то, что у нашего Солнца роман с принцессой, — прошептал Буря Листу и Пламени, что стояли рядом с ним. Так как расстояние между мной и ими было немного больше, мне приходилось напрягать свой слух, чтобы разобрать, о чем они говорят.

Стоп, стоп, стоп! Это у кого еще роман с принцессой?

— Я слышал от членов отряда Рыцаря Солнца, что на днях он опоил Илью, да до такой степени, что тот чуть было не помер от количества выпитого алкоголя. Но теперь все ясно––все из-за ревности и соперничества. Так же, на следующий день принцесса тайком пришла навестить Солнце. Видимо, она изменила ему и пришла с покаянием после того, как ее разоблачили, — подытожил Буря. На его лице красовалось выражение ясно говорящее «Я стал обладателем наивысшей сплетни и теперь могу умереть без сожаления». Ну а что касается прочих членов Двенадцати Священных Рыцарей, то в настоящий момент они все напрягали свой слух, чтобы перенять эту сплетню.

Так не только члены моего отряда Рыцаря Солнца любят посплетничать… Похоже весь Священный Храм заполнен охотниками до сплетен! Какого фига вы по-прежнему зовете себя священными рыцарями? Все вы можете смело переименоваться в «сплетничающих рыцарей»!

Пока я про себя вопил и причитал о том, что Священный Храм стоило бы так же переименовать в Сплетничающий Храм, король же тем временем задал принцессе серьезный вопрос:

— Сестра, это правда, что у тебя есть чувства к Илье?

Принцесса по-прежнему хранила молчание, но на этот раз легонько кивнула головой. Увидев это, король надолго замолчал, при этом его выражение лица с каждой прошедшей минутой становилось все мрачнее и мрачнее. Никто не решался нарушить неловкую тишину, что повисла надвсеми в зале. Даже Сын Бога Войны помалкивал, не понимая толком, что вообще происходит. Все что он мог, это насупившись глядеть то на Илью, то на меня своим враждебным взглядом.

В этом неловком затянувшемся молчании я медленно и отчетливо произнес, разрушая оковы тишины:

— Раз уж такое дело, позволим же нашим клинкам решить кто из нас достоин, и не тратить попусту бессмысленные слова. Это истинный путь рыцаря.

Что? Говорите, что эта фраза звучит знакомо? Кхем, кхем… У трупа не может быть никаких авторских прав!

В тот же миг, как я произнес эти слова, лицо Сына Бога Войны озарила широкая улыбка, и он поспешил согласиться:

— Это замечательно! Все что нужно воину для победы, это клинок в его руке!

Разумеется, он был согласен. Ему уже известно, что я не сильно искусен во владении мечом, да и Илья всего лишь рыцарь. Не говоря уже о том, что он думал, будто бы Илья не благословлен Богом Света. Даже его класс ставил его в невыгодное положение. Воины сильны в схватках один на один, в то время как умения рыцарей больше всего пригодны для масштабных и многочисленных сражений. Это природа классов, которая была известна каждому.

— Быть посему! — произнеся лишь это, король быстро покинул зал. По его выражению лица бы яснее ясного, что он крайне недоволен.

Я же усмехнулся. Первый этап плана благополучно пройден.

Неожиданно, ко мне подбежал Лист. Он похлопал меня по плечу и ободряюще произнес:

— Солнце, ты не расстраивайся, у тебя еще появится масса других возможностей найти свою любовь! Даже если тебе не удастся заполучить руку принцессы, это вовсе не конец света.

— Я довольно близок с Ильей, так что попрошу его не слишком издеваться над тобой, — заверил меня Буря, ударяя ладонью по спине, при этом всем своим видом говоря «мы с тобой близкие братья, так что я прикрою тебя, не волнуйся».

— Если этот Сын Бога Войны посмеет уж слишком избить тебя, я точняк не дам ему спуску, — пообещал Пламя, при этом он начал наносить удары своими кулаками по невидимому врагу перед собой.

— С-солнце, ты не волнуйся. Даже если я нарушу правила боя, я в-все же прикрою тебя от смертельно опасных ударов… Х-хотя, вероятно, м-мне придется это делать постоянно, но я н-не перестану спасать тебя!

— … Народ, вы не можете поверить в меня, хотя бы чуть-чуть?


Услышав это, «жестокая, хладнокровная» фракция из числа Двенадцати Священных Рыцарей лишь холодно глянула на меня, в то время как «хорошая, добросердечная» фракция заявила:

— Ну конечно! Мы абсолютно верим в твою способность самоисцеляться. Эти двое уж точно не сумеют убить тебя. Поэтому-то мы и чувствуем в себе достаточную уверенность, чтобы позволить тебе выйти на поле, где тебя непременно изобьют.

Ну и почему холодные взгляды членов «жестокой, хладнокровной» фракции не напугали меня, в то время как от слов «хорошей, добросердечной» фракции меня словно окотило ледяной водой…

↓ Принцесса ↓

Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх